На тропе инков. Или путь в Мачу пикчу

Государство правителя Пачакутека стало империей благодаря налаженной инфраструктуре, основой которой была система сообщения между населёнными пунктами, представлявшая из себя сеть узких троп от современной Колумбии до Чили, по которым курсировали торговые караваны, войска, гонцы, жрецы и просто странники.

Одним из самых важных для империи инков был путь от столицы Куско до сакрального города Мачу пикчу. Сегодня этот путь известен всему миру как Inca Trail, или же «тропа инков». Благодаря своей красоте и историческому контексту, он привлекает тысячи туристов ежегодно и уже давно входит в десятку самых популярных трекинговых маршрутов мира.

Для меня это был, своего рода, поход в походе, готовиться к которому я начал почти за полгода до поездки в Перу, спланировав сперва его, а уж потом — всё остальное пребывание в этой стране.

Как оказалось, подготовка к Inca Trail — это не просто закупка необходимого снаряжения. Дело в том, что маршрут пересекает заповедную зону и самостоятельно пройти его сегодня, к счастью, не представляется возможным. Правительство Перу убило двух зайцев, установив монополию на Inca Trail и урегулировав доступ к нему. Во-первых, специальные именные пропуска выдаются только 125-ти туристам в день что позволяет содержать заповедник в первозданном виде. Ограниченное количество пропусков объясняет необходимость планировать поездку заблаговременно. В конце июня мне пришлось регистрироваться на 9-е октября, так как по 8-е число всё было распределено. Во-вторых, каждый именной пропуск выдаётся не бесплатно, что служит дополнительным источником пополнения бюджета. Однако, запросы не подаются непосредственно в министерство туризма Перу — на территории страны работает сеть аккредитированных фирм, которые и обрабатывают заявки желающих пройти тот или иной маршрут, в том числе и «тропу инков».

Перуанцы сделали всё для популяризации Inca Trail и, можно сказать, поставили дело на поток: туристу не просто выдают пропуск с его именем и паспортными данными, ему выделяют подготовленного гида со знанием английского, повара и носильщиков для транспортировки провизии и кухонной утвари. Если турист не желает нести свой рюкзак, он может нанять дополнительного носильщика. Для меня нести свою ношу — дело принципа.

Разумеется, это не поход в привычном для нас понимании, ты не предоставлен сам себе, не несёшь свою провизию, рассчитанную по дням, не волен разбить бивак в понравившемся месте, разводить костры и справлять естественные потребности там, где заблагорассудится. Кто-то может сказать, что это и вовсе не поход, а рафинированная прогулка, но, если отойти от эгоистической составляющей подобных суждений, — невольно набредёшь на очень положительные и жизнеутверждающие мысли.

Мысль первая: ты не один на маршруте, время от времени тебе встречаются некоторые из тех 124-х туристов, которые также получили пропуска, но ведь всё равно до тебя уже везде были люди, честь им и хвала. Вот и на Inca Trail ты не первопроходец.

Мысль вторая: у тебя отобрали шанс самостоятельно геройствовать в горах, но взамен предоставили местного гида, готового, на до боли знакомом тебе английском, ответить на любой интересующий вопрос из области истории местного населения, окружающей тебя флоры и фауны, а также рассказать местные туристические байки, которые сами по себе дорогого стоят. Кроме того, не следует забывать, что действия других ходоков тоже урегулированы, что и позволяет тебе созерцать именно красоты, а не следы жизнедеятельности туристов.

Мысль третья, заключительная: ты идёшь с людьми, которых раньше в жизни не видел и едва ли ещё когда-нибудь встретишь, но ведь это классическая схема, по которой путешествовали многие первооткрыватели, нанимавшие местных гидов и носильщиков. Кроме того, уже к концу первого дня, вы становитесь одной дружной командой.

К слову, о команде. У гидов и носильщиков есть традиция официально представляться нанявшим их путешественникам на первом привале. Гид Альфредо рассказал мне о том, что в его предыдущем походе он сопровождал группу канадских туристов, которых знакомство с командой, мягко говоря, не оставило равнодушными. Дело в том, что один из носильщиков, представившись, заявил, что работает он давно, а в последнее время — особенно много и старательно, потому как совсем недавно его семья пополнилась третьей женой, собирающейся подарить ему ребёнка. Меня это тоже очень удивило. На мой вопрос, законно ли это, Альфредо ответил: «В городах — нет, а горцы живут по своим законам». Правда, никто из моей команды не упоминал ничего о вторых и, тем более, третьих жёнах. Кто знает, может все они действительно моногамны, а может просто пожалели психику впечатлительного европейца.

Маршрут начинается в городке Оянтайтамбо, в который нас привезли на микроавтобусе. На фото — первый пропускной пункт, где туристы предъявляют паспорта парк-рэйнджерам, ставящим первую печать в пропусках.

Перейдя навесной мост, с каждым шагом туристы отдаляются от достижений современной цивилизации, наблюдая за поездами, проходящими по одной из самых высокогорных в мире пассажирских железных дорог.

В первый день маршрут проходит через немногочисленные хутора, в которых обычное дело — встретить таких колоритных жителей. Пожалуй, именно так должен был бы выглядеть в детстве герой Дэнни Трехо в фильме «Мачете».

Красный пакет на палке означает то, что кукурузное пиво готово и хозяин его продаёт.

Увидев местных петухов и кур, я познал смысл выражения «чудо в перьях»

Местные жители очень хорошо приспособлены к жизни на большой высоте и проявляют здесь максимальную активность. Проблемы у многих из них возникают в прибрежных районах, где воздух неразрежён, как в горах. Симптомы, однако, всё те же, что и у многих обитателей равнин, забравшихся в горы: головная боль и тошнота.

Обратив внимание на кристальную чистоту одной из горных рек, я спросил гида Альфредо, можно ли пополнить запасы воды в бутылках. Он порекомендовал мне этого не делать, сказав, что река загрязнена. В моём воображении моментально нарисовался завод, стоящий вверх по течению и мегаполис, сливающий в воду свои нечистоты. На вопрос, чем же эта река загрязнена, Альфредо ответил очень серьезно: «На вершине есть хутор, и тамошняя скотина из этой реки воду пьёт». От такого скотства у меня, разумеется, отпало всякое желание набирать воду.

Воду мы пили уже через полчаса на привале. Перед тем как сделать первый глоток из пластмассового стакана, Альфредо вылил немного воды в землю и произнёс несколько благодарственных слов Пачамаме. Такая у них традиция. В тот момент мне вспомнилась наша народная традиция: сперва выпить содержимое, а затем преподнести стаканчик в дар матери Земле. Но что-то остановило меня, когда я хотел ему рассказать об этом.

Если современные хутора можно видеть только в первый день похода, то руины инков встречаются путникам вдоль всего маршрута. Все они служили людям узлами, связывавшими сеть троп, покрывавшую империю инков. При необходимости донести до жителей страны свои указы, правители рассылали гонцов из Куско в разные уголки империи. Каждый гонец нёс с собой верёвку с узелками, завязанными особым образом, её он передавал обученному криптографу в пункте прибытия.

Подбегая к любому из таких контрольно-пропускных пунктов, гонец подавал сигнал, дуя в свисток из раковины, чтобы на входе его встречали с порцией еды и питья, которые он быстро поглощал и, не задерживаясь, бежал дальше. Вслед за ним, в другие населённые пункты отправлялись дополнительные вестники. Таким образом информация распространялась по всему государству максимум за десять часов.

Сегодня по тропе инков бегают потомки тех гонцов — носильщики. Причём, многие из них делают это в грубых резиновых вьетнамках, купленных за доллар, но способных прослужить десять лет.

Помимо внушительных грузов на спине, некоторые умудряются нести в руках старые квадратные приёмники, скрашивая будничность привычной работы шипящими и свистящими звуками радиопередач. На всём маршруте мне не встретился ни один бегущий трекер. Все они глубоко и часто дышали, идя аккуратной поступью, что не мешало некоторым из них оступаться и падать время от времени. Благо, что не в пропасть. Если турист слышит шаги приближающегося носильщика, он должен пропустить его, стоя со стороны скалы. Дело в том, что есть риск быть незамеченным местным скороходом, согнувшимся под весом своего неэргономичного мешка и, в худшем случае, — уподобиться кондору.

В наши дни вес грузов, транспортируемых этими людьми, строго регламентирован: он не должен превышать 20 кг. Раньше их навьючивали намного больше. Гид Альфредо рассказал, как несколько лет назад одна маленькая, но бойкая аргентинская старушенция, решила нанять дополнительного носильщика для переноски себя любимой. Носильщик, как оказалось, был непротив нести бабульку на потеху всем проходящим мимо. Весёлая наездница радостно сигнализировала изумлённым туристам и бойко пришпоривала своего двуногого Буцефала, чтобы выбрать ракурс и сделать фотографии.

Я полагаю, останавливать носильщика для фотосъёмок аргентинке пришлось часто, так как освещение, погода, пейзаж, растительность и даже климат здесь меняются постоянно.

Стоя в облаке на наивысшей точке маршрута — 4 215 метров можно было созерцать лишь засохшую траву, грунт и камни. Заснеженные вершины надёжно скрывались за испарениями земли. Через час спуска, на подходах к лагерю, стало значительно теплее, и сухую жёлтую траву резко сменили густые кустарники.

Сквозь эти кустарники то и дело пробивались кактусы и кусты агавы, которые являются причиной слюновыделения мексиканцев, знающих рецепт изготовления текиллы.

Но перуанцы не делают текиллу. Перуанское всё — это кока. Выращиваемый в старину заветный кущ, являлся для местных горцев одновременно источником белков, витаминов и микроэлементов, стабилизатором давления, анестетиком и источником поклонения. Сегодня в Перу коку можно купить где угодно, её подают везде и всем от мала до велика. Её просто жуют, из неё делают чай, конфеты, напитки и многое другое. Но начало изготовлению этого самого «многого другого» только в конце 19-го века положил немецкий учёный Алберт Ниман, химическим путём очищавший алкалоид, содержащийся в коке. До того перуанцы даже не представляли, что можно получить из заветного листа.

Руины, связывающие маршрут в единое целое, с завидной постоянностью делят Inca Trail на примерно одинаковые отрезки. Они же служат прекрасными смотровыми площадками.

Стоя у одних развалин, часто можно было наблюдать останки следующего древнего форпоста, спустившись к которому, я становился невольным свидетелем смены декораций: облака оставались вверху, менялось освещение.

Кустарники как-то совершенно незаметно превращались в джунгли.

Растения становились всё более диковинными.

А обитатели — всё менее заметными.

Спуск продолжался, солнце, дождь и град сменяли друг друга. Пологие склоны сменялись крутыми каменными ступеньками, средневековым наследием Перу, которых запрещено касаться трекинговыми палками с металлическим наконечником. Иногда приходилось проходить рукотворные тоннели метров по 20 в длину.

До Солнечных ворот, входа в Мачу пикчу, некогда города жрецов и места отдыха правящей верхушки, оставалось рукой подать. Настроение было приподнятое, все сложные отрезки 3-х дневного пути были давно позади. За спиной висел рюкзак с мокрым снаряжением, голова гудела, пытаясь переварить увиденные красоты и услышанные истории. Ноги, как ни странно, уже к концу третьего дня полностью адаптировались к постоянной ходьбе и перестали давать о себе знать, разумеется, во многом благодаря трекинговой обуви.

В Мачу пикчу мы пришли утром на четвёртый день и пробыли там почти до обеда. Безусловно, это было безумно красиво. Как на картинках.

Мне представился прибежавший с известием в пункт назначения средневековый посыльный, которому, наконец, выпала возможность как следует отдохнуть. Я знал, что скоро поезд вернёт меня в мой мир, готовый предоставить кров, тёплую постель и еду. Хотя на еду в походе было грех жаловаться — повар Рауль не зря надевал свой белый колпак. За время путешествия ни одно блюдо не повторилось, а в последний день шеф привёл нас в полное смятение, преподнеся кремовый торт на ужин, который мы все дружно разделили поровну в праздничной обстановке. Но на Мачу пикчу именно ощущение той прекрасной картинности, виденной ранее, заставило меня задаться вопросом, что чувствуют туристы, приезжающие туда на поезде? Как они воспринимают этот раскрученный бренд, приехав сфотографироваться на его фоне? Но ответа искать не хотелось. Для меня Мачу пикчу стал последним штрихом в написании эпического полотна под названием «Тропа инков».

Послесловие

Многих интересует цена Inca Trail. У всех турфирм, в зависимости от количества трекеров, курса перуанских солей и сезона, она колеблется от 300 до 600 долларов с человека. Стоит оно того или нет — решать вам. Я с ответом определился.

После послесловия

Большое спасибо другу Марио за фотографию Мачу пикчу. Я наснимал это место на целую карточку, но во время ночного переезда в автобусе, у меня нагло спёрли фотоаппарат. Надеюсь, вор научится им пользоваться и пойдёт работать фотографом. Это происшествие огорчало меня не более чем полчаса, наведя на мысль о том, что пора бы обзавестись более серьёзной техникой, после чего я достал мобилку, включил режим съёмки и продолжил документировать происходящее.

Взято тут.


View Larger Map

Поділитись:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Facebook
  • Twitter
  • Google Buzz
  • del.icio.us
  • email
  • PDF
  • Print

Читайте також:

Один коментар

  1. красивая у них там природа, да и мест исторических уйма, с удовольствием съездил бы туда

Прокоментувати

You must be logged in to post a comment.

Пряжа anny оптом www.yarn.com.ua
yarn.com.ua
Рулонный газон цена o11
Производство и продажа рулонных газонов. Продажа растений, рулонного газона
vipgazon.ru