Вокруг Корсики

Про Корсику стоило бы написать раньше, но всегда как-то не дло того. Но к майским как раз будет актуально. А побывать там стоит – я, например, понял что для меня Корсика – белое пятно на карте Европы.

- Саша, только не пиши про Корсику! – буквально упрашивали мои друзья, с которыми на прошлые майские мы оказались на Корсике. - Ведь тогда туда приедут тысячи людей и все будет как везде. Не пиши или мы тебя…!

Это попахивало угрозой и я почти целый год не мог заставить себя сесть за описание корсиканского похода. Есть даже оправдание. Но вот я собрался и если со мной что то случится – это будет явно местью моих друзей. Потому что остров и действительно чудом сохранил природный облик, хотя в сотне миль на север – урбанизированный лазурный берег и еще ближе – гламурная Сардиния. Почему так получилось, я расскажу ниже.


Корсика – это лучшие дикие пляжи на западном Средиземноморье. А главное – нет отелей!

Наш поход начинался в Тулоне. Нам предстоял ван вей до небольшой марины Мачинаджио на самом севере макушки Корсики. Только вот маршрут которым собирались идти три наших яхты разделился. Я с Олегом, капитаном второй лодки, хотел максимально быстро уйти от гламура лазурного берега к неизведанным корсиканским берегам. Капитан третьей пошел на поводу своего экипажа мечтавшего прогуляться по Каннам и еще нескольким “лазурным” деревенькам.

Из-за сильного ветра самолет приземлился в Ницце с третьего раза и вредная немка облила меня вином. А некоторые из наших смотрели на вспененное море, ломали пальцы и безумно шептали в “наркотическом” припадке:

- Сегодня же снимаемся…

Мне же было не по себе – это был мой второй капитанский поход, в экипаже только два парня и куча девочек, и все впервые на яхте. Задувало узлов пятьдесят и я тихо молился чтобы утром все это унеслось куда-нибудь подальше. Молитвы помогли.

Утром снялись из марины напротив базы ВМС Франции, помахали рукой дизельной подлодке, прошедшей мимо и ушли на Йерские острова.


Северный берег Поркероля нерадостное место. Парковаться негде


Единственный бизнес на островах, кроме туризма – сады


Собственно марина на Поркероле. Вдали материковая Франция


Главное средство передвижения и для гостей и для местных

Это чуть ли не единственный архипелаг на весь Лазурный берег и власти изо всех сил блюдут его природу – по островкам можно передвигаться только на велосипедах, ну или на своих двоих. Поркероль – самый популярный, на северной стороне есть хорошая марина и несколько бухт. Стоянка обошлась что-то около пятидесяти евро. Северное побережье открытое и обрывистое и стать там можно только при большом желании и удобной погоде – якорные стоянки и марина на южном берегу. Другие островки то ли закрыты для захода, то ли есть только якорные стоянки, но проверять времени не было и мы поскакали дальше в Сан-Тропе, точнее в легендарную марину поблизости – порт-Гримо.

Французское гостеприимство

Осмотрев на рейде все самые пафосные лодочки и мы приготовились заходить на швартовку в Гримо и тут произошло непредвиденное. Я заходил последним из нашей тройки и уже в узости на самом входе увидел лодку Олега, отчаянно махавшего мне рукой. Его лодка медленно медленно выползала из марины кормой вперед. Как потом я узнал, на подходе у него почти отвалилась ручка переключения передач и он только диким усилием воли врубил самый малый и избежал столкновения.

Тут конечно стоит рассказать про наши лодки – все три Harmony. Надо сказать производитель сэкономил не только на контргайке ручки переключения передач, но и на лебедках. У на моей 47ми футовой оказалось всего две лебедки, на которые был заведены шкоты и грота и генуи, что мало помогало в работе с парусами.


Порт-Гримо – сеть лабиринтов – в некоторые ходы только на тузике


У каждого дома причал и своя лодочка. У кото-то утлый фолькбот…


…у кого-то моторная лодка милитари стайл


А на закате хорошо посидеть в кафешке над каналом


Каналы Гримо не самое удобное место для маневров. Хорошо, что гостевая стоянка у самого входа


А это выход в город, в смысле на остановку в сторону Сен-Тропе

Ремонтировать ручку пришлось самим. На первое мая все французы поголовно на маевках и поднять их на какую-то сознательную деятельность – задача сложнее ремонта коробки передач.

Но прелести французского гостеприимства мы увидели чуть позже, когда пошли гулять в Сен-Тропе в поисках знаменитой жандармерии. На выходе из Гримо стоит полицейский, на вопрос как вызвать такси он показал на столб с телефоном. Четверть часа мы плясали вокруг столба как обезъяны нажимая в разной последовательности на кнопки. Тщетно. Телефонистки похоже тоже на майовке вместе с ремонтниками. Когда кто-то догадался снова подойти к полицейскому и на ломаном французском сказать:

- Он не работает!
Полицейский радостно закивал головой:
- Да, да, не работает!
- А что же ты послал нас к нему???
- Так другого же нет…

Чудом добравшись до города, осмотрев гламур в его максимально приближении в виде русскоязычных блондинок прогуливающихся вдоль трапов с мегаяхат, в ожидании приглашения на борт. И поужинав какой-то традиционной кухней мы собрались обратно. На счастье телефон на столбе на набережной оказался работающим, но когда через сорок минут приехало такси мы сгрудились кучкой замерзших тел на свежем майском ветерке. Только таксист остановился, как менее замерзший и оттого более быстрый француз запрыгнул в нашу машину.

Мы понимали – следующая машина повезет нас в морг греться. И тогда началась коррида… француз пристегнулся и крепко держался за ремень и поначалу даже пытался доказывать, что он был первый, но под давлением улик просто забыл родной язык и решил притвориться чукчей безмолвным.

Началось рукоприкладство, все же вчетвером мы были сильнее ремня безопасности, а мой старпом Димас в гневе был страшен. Похоже даже блондинки с набережной и их потенциальные ухажеры увлеклись действом на остановке такси. А водитель такси, наблюдая за дракой в салоне его машины, степенно вышел, помахал у нас перед носом ключами и спросил:

- Кто из вас заказывал машину в порт Гримо?

И получив от нас нужный ответ с улыбкой наблюдал как мутузили его соотечественника.

После такого приема мы убедились в верности нашего решения скорее идти на Корсику и поутру двинулись курсом на капа Россо.


Картинка, которая привлекает сюда всех…


По этой набережной бегал комиссар из жандармерии


На набережной в закате касаются бортами две лодки. Как будто между ними какой-то разговор. Романтика, блин!


После заката – самое романтичное время

Остров Наполеона

По прямой до Корсики порядка сотни миль. Половину пути мы шли бакштагом пятью узлами, к ночи ветер скис настолько, что Олег, любитель курить на корме сигары, травил меня в трехстах метров позади противным сигарным дымом. Димас рьяно кинувшийся изучать морское дело был поставлен на вахту и получил наставления будить меня как только увидит какие-нибудь огоньки кроме олеговых. Впрочем, разбудил он меня, когда до какой-то встречной лодки оставалось не больше двухсот метров. Переложив штурвал и вылив на него ушат ругани я спросил, что он думал делать. Димас не ответил, но по блеску его уже зараженныж вирусом моря глаз я понял, что он хотел пройти мимо ночного гостя и почесать у него за ухом..

Небо заалело над капа Россо часов в пять утра и в восемь мы были на запланированной точке. Немного посовещавшись решили идти на родину диктатора в Аяччо, а потом далее на юг и возвращаться этим же западным берегом – как наиболее интересным. Собственно, Аяччо единственный по настоящему большой город, вокруг которого есть отели и разные спа.

Остальные берега Корсики поражали девственностью. В столичной марине мы так и не поняли,где гостевой причал и встали на мертвый якорь к хлипкому деревянному причалу. Димас со второго захода привязал швартов, да так, что на отходе отвязать его не представлялось возможным и он просто перепилил конец хлебным ножом, оставив на память каменный узелок на буйке.


Скалы у капа Росса действительно красного, почти огненного цвета


Восход над капа Росса


Мы пришли к Корсике слишком рано и решили двигаться дальше в сторону Аяччо

Днем в капитанерии никого не оказалось – сиеста. И мы отправились гулять по городу. Вечером часов в восемь там уже никого не было, а утром в семь когда мы Димас вооружился хлебным тесаком там еще никого не было. Так и ушли мы не заплатив потомкам Бонапарта. Но будем считать это некой контрибуций за сожженную Москву.

Вообще, гений Наполеона очень интересен – Корсика во Франции того времени да и сегодня регион совершенно обособленный. Сами французы называют путешествие на остров – жуткой экзотикой, ну вроде французской Полинезии. До 17 века Корсика принадлежала Генуе, но у купеческой республики замаячил дефолт на горизонте и они отдали остров со всем его населением за долги французам.

Местным жителям это мало понравилось и они принялись устраивать восстания и теракты, которые к слову сказать продолжаются и сейчас. С периодичностью в пять лет террористы из “Фронта национального освобождения Корсики” (FLNC)подрывают либо виллы наместников либо полицейских. Всячески продвигая лозунг “Корсика для корсиканцев”.

И вот тут мне хочется признаться в любви этим гордым людям – именно благодаря им остров сохранил свое лицо. Не было бы их – его берега превратились бы в сплошную Анталию или просто Италию – где все мало-мальски симпатичные берега застроены виллами и отельными комплексами, за заборами которых в искусственном одиночестве развлекаются сильные мира сего. Здесь же километровые пляжи тянутся пустынными отмелями и ни одного домика. Все отели которые есть – это дома местных жителей переделанные под апартаменты. Туристам здесь ничего не грозит, если конечно кто-то не решит прикупить себе виллу. Чужих здесь не любят.

Впрочем, как то я познакомился с одним парнем – у него был шкипер из местных. И однажды вечером он весело улыбаясь объявил:

- Сегодня взорвем ресторан один!
- Как так взорвете?
- Ну так – граната и бах!
- Так люди же погибнут..
- Зачем погибнут.. мы же всех предупредим!

Видимо, терроризм на Корсике проявляется в самой его мягкой форме – у них есть задача отпугнуть большой бизнес – они с ней справляются. А туристам здесь всегда рады.


Пляжи в мае пустынные, отелей рядом не видать


Если забраться немного вглубь острова – здесь настоящее Средневековье


Западный берег сильно изрезан и всегда можно найти место для стоянки


Каменные утесы впечатляют и с моря и с суши


Тиха корсиканская ночь. Но партизаны где-то рядом

Бонифаччо vs Балаклава

Из Аяччо мы двинули на юг в Бонифаччо – главное место острова, где должен побывать каждый. Немного не доходя, советую длинные безлюдные (по майскому сезону, конечно) пляжи желтого песка. Глубина сразу у берега и якорь можно бросить буквально в десяти метрах от кромки берега, если ветер позволяет, конечно.

Вход в Бонифаччо с моря почти не виден. Скалы закрывают вход и только по внезапно исчезающим лодкам можно понять, что вход именно там, где показывает карта. Мы заходим в длинную узкую бухту, слева голые скалы, справа крепость и городок и у меня начинается дежа вю. Все почти как в родной крымской Балаклаве, такой же незаметный вход с моря и такое же расположение крепости.

Более того – похожая архитектура и крепостные башни – Бонифаччо как и Балакалава была генуэзской колонией. В общем, не будь почти столетия советской власти и ее убогих строений, а потом дикого украинского капитализма Балаклава могла быть похожа на корсиканского брата как две капли воды. Причем, если говорить об архитектуре, то новое творение в Балаклаве (пятнадцатиэтажный отель облицованный белым, почти зеркальным мрамором) уродует облик старинного городка похуже советских хрущевок. Эх, пригласить бы корсиканских партизан для обмена опытом.

А еще я как крымчанин, всегда считал, Гомер в Одиссее описал именно Балаклаву, вот строки из Гомера:

В гавань прекрасную там мы вошли.
Её окружают?Скалы крутые с обеих сторон непрерывной стеною.
Около входа высоко вздымаются друг против друга
Два выбегающих мыса, и узок вход в эту гавань.
<…> никогда не бывало в заливе
Волн ни высоких, ни малых, и ровно блестела поверхность.


Дома в Бонифаччо нависают прямо над морем


Самая красивая стоянка на Корсике именно тут


Обрывы у Бонифаччо. Вдали, где кончается мыс, в хорошую погоду видна Сардиния


Сам городок прикрепился к небольшому мысу

В этой истории меня всегда смущало только одно. Зачем Одиссей поперся в тупиковый Понт Эвксинский (черное море), да и вообще крымские берега, в общем, далековато находятся от места действия гомеровских героев. И когда мы зашли на Корсике в Бонифаччо – все стало на свои места. Как мои родственные чувства не кричали о себе, но, конечно, Гомер описывал именно это место. Уже потом я нашел в интернете десяток предполагаемых маршрутов Одиссея – упоминаний Бонифаччо было явно больше.

Перед тем как встать в марину заходим на заправку. И в какой-то момент, между делом, задаю моему старпому дурацкий вопрос: “Чистый ли лить бензин в мотор для тузила или смесь?”. Но махаю рукой и занимаюсь заправкой. Однако Димас не махнул. Мы заправились, я рассчитался и не глядя дал команду отдать швартовы. Носовой быстро “втянулся” на борт и яхту стало разворачивать поперек узкой бухты – кормовой швартов держал лодку у причала.

Обернувшись, я увидел Димаса – в руках у него была крышка от мотора и еще какие-то железки:

- Мне кажется масло не нужно. - Спокойно изрек он продолжая изучать мотор и что-то откручивать не обращая внимания на странное положение лодки. Ему хватило пары минут разобрать механизм.

К тому моменту запас моих матерных слов еще не иссяк. Димас понял, что делает что-то не то, принялся собирать мотор обратно. Тем временем нас уже материли стоявшие на заправку лодки и еще пара фраз помогла Димасу понять, что крышку стоит бросить на палубу и отдать-таки кормовой…

Бонифаччо сложно описывать – городок уютный и по нему стоит просто погулять, посидеть в кафешках на набережной или в старом городе. Но если будет желание пофотографировать – лучше делать это утром – когда теплые лучи солнца освещают городок с моря. Утром же знакомимся с русскими ребятами – они взяли катамаран и поймали пятьдесят узлов в проливе между Корсикой и Сардинией. Теперь вот ремонтируются переполненные адреналина и морских баек.

День рождения Наполеона

Этот день не задался с самого утра. На выходе из Бонифаччо двигатель у нашей Хармони стал работать очень уж не гармонично. Из под палубы доносился нездоровый рокот, обороты падали и поднимались сами по себе и двигатель никак не отзывался на движения ручки газа. В навальный ветер в двадцать узлов и в непосредственной близости от скал это несколько неприятно. Даже если на берегах не живут гомеровские листригоны.

Первом делом я спросил Димаса, не делал ли он, что нибудь с двигателем, потому что двигатель от тузика вовсе не хотел заводиться после его ремонта. Но он клялся и божился, что не трогал.

Потом у кого то из девочек улетели стриги, сохшие на леерах и бейсболка. А над головой посреди спокойного моря и при голубом небе вдруг раздался гром, от которого вздрогнули все. И над головами, пролетел истребитель с вражеской натовской маркировкой, он был так низко, что можно было рассмотреть сопла и швы на днище самолета. Сволочь, пугает себе мирных яхтсменов!

К вечеру список в список потерь банка пива, а на якорной стоянке из кармана моих легких шор выскочил мобильный телефон, и весело ударившись о палубу скользнул под фальшборт. (собственно, на хармони нет фальшборта и шпигатов в нем. Для слива воды с палубы, по бортам пложены такие “перила” на уровне ног и закреплены на металлических “ножках”. Вода с палубы улетает мгновенно, но и мобильные телефоны и все, что падает на палубу тоже). Мы стояли бортом к нашей второй яхте, уже темнело и я только смотрел на пузырьки между бортов. Наверное рыбы уже начали использовать мой роуминг…

Потом кто-то вдруг объявил: “Сегодня же день рождения Наполеона!” И стало на свои места – не уважили местного диктатора, не налили стопарик с утра – вот и пришлось весь день платить дань. Правда, теперь у меня образ Наполеона далек от канонического, в кителе и треуголке. Мне представляется бородатый седой старик в розовых стрингах, бейсболке, с банкой пива в одной руке и моей бедной нокией в другой. Старый извращенец – зачем ему понадобились стриги…

Родина Колумба

Мы стояли в бухте у капа Росса (мыс Росса) и утром двинулись вдоль побережья, вдоль пляжей на которые можно попасть только с воды. И тут стало ясно почему капа Росса назвали Росса – красный. Скалы около него красного цвета, а местами просто огненный. По-хорошему, на Корсику нужно недели две или дней десять, чтобы пройти все интересные места. А к вечеру мы пришли к Кальви. Старый город на выдающемся полуострове похож на карточные строения, да еще не фоне высоченной горной стены, на вершинах которой лежат снежные прогалины. Впечатляет – отложить фотокамеру и заняться швартовкой нет сил.

В Кальви по одной из версий родился Христофор Колумб и местные жители в его честь поставили памятный знак и бюст. Впрочем на лавры места рождения Колумба претендуют еще пять городов.


Кальви издалека словно игрушечный, карточный городок


Колумба жители Кальви считают своим


Марина Кальви с высоты городских стен


Стены Кальви, вид с марины

Остается всего день и вечером яхты должны сдать лодку в Мачинаджио – почти на самой северной оконечности Корсики. По дороге мы нашли самый идеальный пляж острова – не доходя четырех миль до Сен-Флорана. Белый как снег песок и полное ощущение, что ты где-то в Полинезии. Да и с погодой нам повезло – всю неделю звучали прогнозы: Над всей Францией дожди и переменная облачность. Солнце только над Корсикой.

Да и после похода я узнал что народ мок под дождями и в Хорватии, и в Турции и Греции. У нас же за десять дней ни капли. Из неприятностей – только странные фиолетовые штуки на поверхности воды. При ближайшем рассмотрении они похожи на небольшие парусники – плоское основание и вертикальный s-образный треугольник паруса. Изогнутая форма позволяет двигаться в галфинд и бейдевинд. Ветер сгоняет их в целые сине-фиолетовые флотилии и они дрейфуют по морю заполоняя огромные пространства.

Кто-то нам выдвинул гипотезу, что это личинки медуз – но оказывается, эта штука называется “парусник велелла” (velella velella) – ее называют андромедузой. Еще в интернете мне встретилось определение “крупная сифонофора – плавающая колония гидроидных полипов” – писал человек явно подкованный, но не задумывался, что обычный человек вряд ли знает, что такое сифонофоры и гидроидные полипы. Питается планктоном, а заодно работает чартерным перевозчиком – мелких ракообразных и паразитов. Нигде не написано, что существо опасно – главное не спутать с “корабликом португальским” он же физалия – этот жжется мама дорогая!


Почему-то именно так мне представляются полинезийские пляжи


Вода нереальная. Без примеси фотошопа

Вечером, с попутным ветром и в компании фиолетовых колоний гидроидных моллюсков и мы прибили в Мачинаджио. От их количества вдоль ватерлинии появилась целая сине-фиолетовая линия. То ли они нас приняли за своего – просто сильно подросшего собрата, то ли мы использовали их как паразиты ракообразные.

А впереди еще несколько дней на машине по серпантинам острова. И нужно признаться – на Корсике путешествие нужно делать гибридным – в море на яхте, плюс в горы на машине или пешком, здесь много треккинговых маршрутов. Иначе остров не понять и не прочувствовать.
Fin


В горах Корсики – новозеландские пейзажи


В деревнях кресты рядом с ветряками


А на кладбище одной деревни я нашел склеп семейства Казанова

Взято тут.

Поділитись:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Facebook
  • Twitter
  • Google Buzz
  • del.icio.us
  • email
  • PDF
  • Print

Читайте також:

Прокоментувати

You must be logged in to post a comment.

перечень документов для перевода недвижимости в нежилой фонд
spb-consult.ru