Соликамск. Часть 3: Усть-Боровский сользавод

Боровск

Ну а теперь – о главной “фишке” Соликамска, что дала ему название. В отличие от Солигалича, Сольвычегодска и Соль-Илецка Соликамск одновременно сохранил уникальные памятники солеварения и остаётся одним из крупнейших центров соляной промышленности в наши дни. Один из соликамских раритетов (Людмилинскую скважину) я уже показывал в конце прошлой части.

Ну а в этом посте расскажу об Усть-Боровском сользаводе и о современных соляных отвалах. Знаете ли Вы о том, что индастриал тоже бывает деревянным?

…А особенно этот пост рекомендую тем, кто считает пятидневную рабочую неделю в офисе самым ужасным изобретением человечества.

С севера к Соликамску примыкает пригород Боровск (ударение на второй слог, в отличие от калужского “тёзки”) – выросший из села Усть-Боровое, в 1949 году он получил статус города, а в 1959 был включён в состав Соликамска. Боровск расположен между трассой на север области и берегом Камы, от “основного” Соликамска отделён несколькими километрами леса, а основным его предприятием является ЦБК. На 9/10 Боровск застроен одинаковыми серыми хрущёвками, и даже среди хрущёбных районов отличается безликостью.

Несколько улиц старинной застройки, типичной для уральского заводского села, всё же сохранилось у берега Камы:

Боровск

Особенно выделяются избы рабочих-солеваров – они действительно настолько чёрного цвета:

Боровск

Кама и какой-то мега-индастриал вдалеке. Хотя в целом из-за удалённости и окружающих лесов экология в Боровске получше:

Боровск

На северной окраине Боровска находится один из самых необычных индустриальных памятников мира – Усть-Боровский сользавод:

Боровск

Он был основан в 1883 году купцом Рязанцевым и известен также как Рязанцевские солеварни. Рязанцевы были последней династий купцов-солеваров, владели несколькими заводами (самый крупный был рядом с Соборной площадью), и во многом именно они создали базу для развития в Соликамске современной промышленности в 1930-е годы. Однако упадок Соликамска был столь глубок, что на внедрение новых технологий просто не было средств. Ни один специалист в здравом уме не поехал бы в эту глухомань – поэтому заводы строили так же, как и испокон веков.

По своему облику и устройству Усть-Боровский сользавод почти не отличается от солеварен Средневековья. Ближайший его аналог в этом смысле – мельницы, которые строились почти одинаково хоть в Киевской Руси, хоть в 1920-е годы. Но здесь – не мельница, а предприятие тяжёлой промышленности, химический завод!

Боровск

Усть-Боровские солеварни работали до 1971 года, были чудовищно убыточными, директора менялись чуть ли не ежегодно. Наконец, в 1972 году вместо того, чтобы сломать этот завод, как и всех его “собратьев”, администрация организовала здесь музей. Первый завод-музей Урала, да и России (Демидовский завод в Тагиле стал музеем в 1987 году, а Северская домна в Полевском – в процессе).

Посещение Усть-Боровского завода – только с экскурсией (180р.), о которой надо договориться заранее по телефону и в кассе краеведческого музея (в Троицком соборе) по приезде. В середине 2000-х годов завод пережил серию пожаров и вандализмов со стороны коммерсантов, пытавшихся завладеть его территорией, и я (да и многие другие) успели его “похоронить”.

Но сгоревшее воссоздали, и даже несмотря на запущенность, этот памятник достоин ВКН ЮНЕСКО.

Боровск

Зелёное здание – контора завода. Ранее в ней была экспозиция, но в 2005 году здание наполовину сгорело. По внешнему виду уже и не скажешь, но внутрь пока не водят. Чем служил домик на переднем плане – не знаю. А на конторе – замечательная резьба:

Боровск

Общий вид собственно производственной части – ныне комплекс завода включает 3 варницы, два соляных ларя, две рассолоподъёмные башни и один амбар (воссоздан после пожара 2003 года).

Боровск

Сооружение на переднем плане к старому заводу не относится – это печь, на которой туристам иногда показывают процесс выварки соли:

Боровск

А процесс этот был фантастически прост – соль добывали в колодцах в виде рапы и просто выпаривали её на раскалённых сковородах.

Но – осмотрим техническую цепочку по порядку. Кратко я уже писал о ней в посте про Хохловку (куда перевезена часть построек), здесь повторюсь подробнее.

Первое звено цепочки – рассолоподъёмная башня:

Боровск

Их конструкция очень древняя, и считается, что произошли рассолоподъёмные башни от башен острогов. Форма их сруба не менялась со Средних веков:

Боровск

Брёвна всех солеваренных строений пропитаны и изъедены солью, и в то же время не гниют. “Волосатое” дерево очень необычно на ощупь. От всех этих зданий исходит совершенно непередаваемый запах, показавшийся мне очень приятным. Экскурсовод в шутку предлагает их лизнуть, заверяя, что древесина солёная. Я не стал, но другие экскурсанты подтверждают.

Боровск

Внутри башни – три яруса, оборудование в основном советское (в отличие от башни, увезённой в Хохловку, где были воссозданы аутентичные механизмы):

Боровск

В то же время часть техники – например, сквозная труба через все ярусы, аутентична:

Боровск

Замечательная дореволюционная схема (репродукция) – там таких несколько:

Боровск

На втором и третьем ярусе – только механизмы собственно башни. Часть деталей была заменена в советское время:

Боровск

Боровск

И в целом, по словам экскурсовода, посещавшие музей нефтяники говорят, что принцип работы тот же, что и на нефтяных скважинах. Впрочем, в 19 веке и нефть добывали в колодцах.

Завод обладал разветвлённой схемой деревянного трубопровода. В 2002 году мне показывали раскопанную трубу с поперечным разрезом, в этот раз же удалось увидеть только обломок трубы на улице. Сеть труб под заводом очень разветвлённая (а рассолоподъёмная башня, за счёт высоты, служила и водонапоркой), и несколько хаотична – при засорении старой трубы новую просто прокладывали рядом, что создало множество тупиков.

Боровск

Из башни рассол подавался к следующему “цеху” – в соляной ларь. Это сооружение, очень красивое и изящное, было всего лишь отстойником: ведь из скважин рапа сочилась вместе с песком и грязью, которые за несколько дней в неподвижной воде оседали.

Боровск

Видел информацию о том, что стоявший на этом месте в 2002 году ларь был в 2004 году на глазах музейщиков разрушен бульдозером “в порядке устрашения”. Правда это или “утка” – не знаю. Но могу сказать, что раньше шла речь о двух ларях в Хохловке, сейчас же он там один. Не вернули ли его сюда взамен? Сейчас ларь в процессе реставрации, причём, что отрадно, с брёвна (не досками) плотники работают только топором.

Другой ларь – целый, но расположен в дальней части музея:

Боровск

Наконец, самое важное звено старинной солепромышленности – варница:

Боровск

Звучное название – прямой аналог “мельницы”, что указывает на архаичность. Собственно, на варницах и происходила выварка соли. В прошлом над каждой из них возвышалась толстая кирпичная труба, но зачем-то после создания музея трубы были демонтированы. Вот как это выглядело (судя по формам кровли, какой-то другой завод):

Боровск
(переснятое фото из Хохловки).

А деревянные трубы над крышей выпускали пар:

Боровск

В одну из варниц можно зайти. В “сенях” – топка (справа), а слева виден кусок цирена, то есть сковороды. О нём позже.

Боровск

Под варницей была огромная кирпичная печь. В Средние века топили их дровами, и за день варница потребляла 10 кубометров древесины. В новое время освоили древесный, а затем и каменный уголь.

Боровск

Собственно варница. Узкоколейку положили в советское время.

Боровск

А сбоку – цирен, или чрен, то есть гигантская сковорода, на которой выкипал рассол. Хорошо снять его здесь мне не удалось, более удачный кадр я сделал в Хохловке. Зато здесь хорошо видно устройство печи, представлявшей собой лабиринт кирпичных трубок, по которым курсировал воздух:

Боровск

Ныне и здесь, и в Хохловке цирены из цельного листового железа. Но аутентичный цирен имел вот такую фактуру – скреплённые заклёпками (по причине отсутствия сварки) чугунные пластины:

Боровск

Работа в варницах была настоящим адом. Если Вы, дорогой читатель, сходить с ума от жары в душном и тесном офисе, прочтите эти строки внимательнее. Как не трудно догадаться, всё помещение варницы было заполнено раскалённым паром, температура приближалась к 80 градусам, а влажность – к ста процентам. Так как рапа кипела, по помещению летели горячие брызги. Солевар должен был сгребать и цирен соль специальной граблей и складывать её наверху.

Просто представьте: целый день (без выходных и отпусков, да и день ненормированный) заниматься тяжёлым физическим трудом в бане. Попробуйте для сравнения хоть часок покачать штангу в парилке – мне не понятно, как человек в принципе выдерживал такие нагрузки. Дореволюционные фотографии из варниц напоминают фильм ужасов:

Боровск
(переснятое фото из Хохловки).

Последней частью комплекса были амбары, которые хорошо видно на общих видах завода. Они были огромны – до 50м в длину, до 25м в высоту. Но в Усть-Боровском амбар не аутентичен – подлинник сгорел в 2003 году, это был первый пожар в последующей цепочке. Поэтому отсылаю к посту про Хохловку, где амбар (фото1, фото2) вывезен отсюда.

Соль на них также носили вручную, наверх по деревянной эстакаде, и еще неизвестно, кто трудился страшнее – солевар или соленос. На эти строки прошу обратить особое внимание курьеров, грузчиков и официантов: соль носили в мешках, и для женщины норма была 45кг (3 пуда), а для мужчины 65кг (5 пудов), а в день каждый носил от 100 до 1000 мешков. Мешки особым образом закреплялись на спине на уровне затылка, от пота соль подтаивала и разъедала кожу, от чего спина, затылок и уши соленоса превращались в безобразную корку.

Наверное, сначала это была адская боль, но постепенно плоть становилась нечувствительна. Отсюда и “пермяк – солёные уши”: сейчас смешно, а тогда было страшно.

Боровск

Ну и наконец, вот эту строчку адресую озверевшим от 5-дневной рабочей недели девушкам больших городов – в советское время на Усть-Боровском заводе трудились в основном женщины. Просто потому, что здесь не требовалась особая квалификация, сюда шли, если совсем некуда податься, а на современные заводы с большей охотой принимались мужики(козлы).

Другие постройки в дальней части завода, запущенной и заросшей. Экскурсанты сюда обычно не ходят, а помимо варниц, ларя и башни тут можно обнаружить еще пару интересных зданий. Это – вероятно, подсобка или конюшня:

Боровск

Здесь – табличка “Склад №2″ (видимо, для инвентаря, а не соли):

Боровск

А это что, даже не знаю. Стоит в самом дальнем углу:

Боровск

…В 2002 году я был здесь, и даже не сделал ни единого кадра. Мне было 15 лет, и я оказался не в состоянии оценить увиденное. Да и неискусство, в конце концов. А фотоаппарат тогда был плёночный, и за всю поездку (маршрут аналогичен этому) я отснял 27 кадров. Когда я прочёл об окончательной и бесповоротной гибели завода, я думал, что никогда себе не прощу того, что не заснял его. Тем более что фотографий в интернете крайне мало.

Но вот – Усть-Боровский сользавод жив и посещается туристами. Хотя экскурсоводы жалуются на недофинансирование, я могу констатировать, что когда “всё было хорошо”, в башне водили лишь на первый ярус, а в варнице – только в сени, то есть в не пострадавших зданиях даже некоторый прогресс. По сравнению с Хохловкой, аналогичные постройки здесь гораздо более запущенные, но от того зрелищные: как будто бы рабочие ушли отсюда совсем недавно.

Кстати, Соликамск никогда не принадлежал Строгановым, которых сюда просто не пускали. Это были как бы две конкурирующие корпорации, и сама ситуация соперничества между городом и династией выглядит очень интересно.

Напоследок – немного о современной солепромышленности. Ведь первое, что встречаешь, когда въезжаешь в Соликамск с юга – местные “Гималаи”:

Боровск

У подножья отвала – взрослые деревья. Сейчас соль добывают в шахтах на глубине до трёхсот метров. В Соликамске из-за этого бывает даже некое подобие землетрясений. Есть планы загрузки пустой породы обратно в шахты, но пока отвалы стоят, и в них содержится большая часть таблицы Менделеева.

Боровск

Боровск

С юга к Соликамску примыкает промзона, не менее зрелищная, чем в соседних Березниках. Только здесь она представляет собой пустырь примерно 7х3км, по которому на приличном удалении друг от друга стоят несколько соляных шахт (принадлежат местной компании “Сильвинит”) и заводов.

Я не заснял самую эффектную и даже просто красивую часть промзоны – Магниевый завод: дело в том, что его обходят две дороги, и с севера ты едешь или с юга – он будет по правую руку. А я это забыл и на обратном пути в переполненном ПАЗике на Березники сидел слева… Фотографировать стратегический объект на глазах пассажиров я побоялся, но поверьте на слово – это один из самых зрелищных заводов вообще!

Немного удалось заснять только наземную часть одной из шахт:

Боровск

Боровск

Боровск

И железную дорогу. В Соликамске есть вокзал и даже пассажирское движение, а дальше на север железной дороги нет.

Боровск

Нилова Пустынь.


Переглянути більшу мапу

Поділитись:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Facebook
  • Twitter
  • Google Buzz
  • del.icio.us
  • email
  • PDF
  • Print

Читайте також:

Прокоментувати

You must be logged in to post a comment.