Северная Корея. День 3. Мавзолей Ким Ир Сена

Мавзолей Ким Ир Сена – один из 5, существующих в мире мавзолеев. Остальные 4 – в Москве, Ханое, Тегеране и Пекине. Раньше это была резиденция Ким Ир Сена, которая часто использовалась как дворец Съездов. После смерти Великого Вождя этот огромный комплекс был переоборудован в его Мавзолей. Иностранцы могут посещать мавзолей только по четвергам и воскресеньям, и это единственное место, где существует дресскод: нас попросили одеться в самую лучшую, строгую и неяркую одежду. Шорты и шлепанцы запрещены. Простите мне мой цинизм, но самое сложное, при посещении мавзолея – это не заржать …

С утра перед мавзолеем в специальном “зале ожидания” собрались практически все иностранные туристы, “отдыхающие” в Пхеньяне. Большинство было в костюмах, галстуках и туфлях, и только мы выделялись туристическими штанами и кроссовками:

Нас всех построили в колонну по 4 человека и после сверки со списками пустили внутрь. Дорога к храму мавзолею укрыта бетонными перекрытиями. По левую сторону выстроились корейские трудящиеся, а мы проходили справа и без очереди:

Все были нарядно одеты и стояли со скорбными лицами:

Длина этого туннеля – около полукилометра. В нем установлены плоские эскалаторы, как во многих аэропортах, но ходить по ним нельзя. Надо стоять и скорбно ехать. После этого мы приехали в гардероб, где у меня забрали все, включая солнечные очки. Поэтому дальше попробую передать увиденное и услышанное без фотографий.

Дорога от гардероба до тела Великого Вождя товарища Ким Ир Сена заняла еще метров 500. За это время нас просветили рентгеном, тщательно общупали и прогнали через аэродинамическую трубу со специальным раствором, убивающим всех микробов. Мы дважды проехали на лифте и посетили несколько залов. Все здание изнутри облицовано мрамором. Потолки высокие, а залы пустые. Один из них был с сидящей статуей вождя и приятной фоновой подсветкой. Гид нас проинструктировала, что нужно подойти к статуе со скорбным видом и постоять 30 секунд, выказывая ему уважение. Так делали все 4-ки иностранцев. Кланяться здесь было необязательно.

В следующем зале нам выдали маленькие МП3 плееры Sony с громкоговорителями. Мы медленно обошли по периметру зал, на стенах которого были барельефы плачущих людей. В основном это были корейцы, но на одной фреске возвышался скорбный поляк, прижимавший стоящего на коленях и рыдающего негра.

При этом диктор траурно-загробным голосом выдавал такие фразы: “Казалось земной шар потерял свой вес под тяжестью потери величайшего человека на земле”, “Во всех странах и на всех континентах все прогрессивное человечество оплакивало величайшего борца с эксплуататорами трудового народа” и “Весь корейский народ плакал кровавыми слезами, которые превратились в алое знамя”. Только пристальные взгляды, стоящих в углах зала автоматчиков, сдерживали меня от смеха.

Сама мумия лежит посередине большого зала. Ее нужно обходить вокруг и кланяться с трех сторон, кроме головы. Перед нами шла официальная делегация из Непала. После поклона они еще выбрасывали согнутую правую руку с зажатым кулаком вверх: “Но Пасаран!” После их первого жеста наша гид испуганно посмотрела по сторонам и сказала, что нам нужно только кланяться.

Перед выходом нас завели в зал с наградами Ким Ир Сена. Он, как и Брежнев, любил себя награждать. Есть и Российский стенд. Особенно удивила огромная звезда, подаренная в 2006-ом ноду (название ордена забыл), а также статуэтка ангела с крыльями. Табличка поясняла, что это копия памятника, установленного в честь Ким Ир Сена. Интересно, где мы его установили?

Ким Ир Сен умер в 94-ом году. Обычно траур по усопшему в Корее длится 3 дня. Но в этом случае его продлили на 3 года. Хотя власть сразу перешла в руки Ким Чен Ира, все это время страна официально жила без главы государства. Лишь в 1998 году народу объявили об избрании Ким Чен Ира на пост председателя Комитета Обороны КНДР и его переименовали из “Любимого Руководителя” в “Великого Руководителя” и “Великого Полководца”. Отец же его получил титул “Вечный президент”.

После смерти отца Ким Чен Ир вввел в стране “военно-ориентированную политику”. Это означает, что все средства идут в первую очередь на нужды армии, а затем уже всем остальным трудящимся.

Наконец-то нас выпустили во двор и вернули фотоаппарат. На площади перед Мавзолеем все желающие могли сфотографироваться на его фоне. Для фотографирования трудовых коллективов были установлены специальные ступеньки и работал фотограф. Сначала трудящиеся залезали на ступеньки как им нравится, а потом он начинал их “строить”:

На этом посещение Мавзолея для нас было окончено. Далее нам предстояли 4 часа дороги через всю страну к портовому городу Вонсан, расположенному на восточном побережье на берегу Японского моря. Кстати, в Северной Корее это море называют Восточным, а Желтое море, омывающее страну недалеко от Пхеньяна, называют Западным.

На выезде из Пхеньяна мы обогнали колонну марафонцев:

Дорога, ведущая от Пхеньяна к Вонсану, название которого переводится как “окружается горами”, не заасфальтирована. Бетонные плиты подогнаны друг к другу не четко и наш водитель постоянно выискивал полосу поровнее. Однако даже это не спасло наш японский автомобиль. Через 2 часа пути у нас что-то предательски хрустнуло сзади:

Осмотр показал, что движение дальше будет затруднено. Обратите внимание на левое колесо:

Наш Товарищ Пак высадил нас на дороге, а сам поехал в соседнюю деревню заваривать лопнувший рычаг. Мы на 4 часа остались одни на дороге посередине Северной Кореи – там,где мы быть совсем не должны. Наши гиды здорово опечалились поломкой, а я радовался как дитя: “Ура! Свобода! Меня выпустили из автобуса!”:

В Корее все ломается. Во время поездки мы видели бессчетное количество сломанных автомобилей, мотоциклов и даже велосипедов. Именно поэтому перелет Владивосток – Пхеньян – Владивосток представляется мне самой опасной частью путешествия. Даже наш японский автомобиль сломался!

По нашей дороге федеральной трассе, соединяющей запад и восток страны, машины ездили с периодичностью раз в 10 минут – машин в Корее вообще не очень много. В основном это были грузовики с дровами и людьми:

Отдельного внимания заслуживают грузовики на дровах. В кузове такого газогенераторного автомобиля установлена бочка, куда закидываются обыкновенные дрова. Такие грузовики было строжайше запрещено фотографировать. Едут они со скоростью километров 20-30 в час, но гораздо чаще мы их видели обездвиженными и с открытым капотом:

Ширина бетонки – 4 полосы. Видимо, чтобы колонна из 4-х танков могла быстро передвигаться по стране. Вдоль большинства дорог высажены цветочки:

По дороге ползает куча разной живности:

Сначала мы топали вперед, а потом наши гиды устали и мы сели на обочине:

Через 10 минут к нам подкатили синие мундиры и отозвали нашего гида в сторонку для разговора. Бдительные граждане донесли, что по дороге идут иностранцы и все фотографируют. Мне приказали зачехлить фотоаппарат:

Еще через пару часов ожидания наш старший гид, товарищ Ёнг Сук, ушла в соседнюю деревню звонить в офис и докладывать о ситуации. Мы остались наедине со стажеркой Ким Ми Ханг:

Она чувствовала, что виновата перед нами из-за поломки машины, и нам удалось вызвать ее на откровенный разговор. Мы говорили об армии, партии, музыке и сексе. Попробую систематизировать полученные знания:

Мужчины служат в армии 6 лет. Для них служба обязательна. Призывной возраст – 16 лет. Если Вы учитесь в институте, то можете отслужить в армии после его окончания. Женщины могут служить в армии по желанию, но это дает преимущества более раннего вступления в Трудовую Партию Кореи. Они служат 4 года.

Все хотят вступить в Партию и все вступают. Обычно, мужчины вступают в 25 лет, а женщины, чуть раньше.

Все Корейцы носят значек с Ким Ир Сеном на груди. Они отличаются по форме и размеру, но связанно это не с социальной принадлежностью человека, а с годом, когда он этот значек получил. Значек не носят на униформе или рабочей одежде, поэтому его нет, например, у официанток. Значек носят рядом с сердцем, чтобы выразить свою любовь и уважение к Великому Вождю товарищу Ким Ир Сену. Его аккуратно перекалывают с одной одежды на другую. Я читал о случае, когда на сгоревшей фабрике нашли все трупы с руками, прижатыми к сердцу – корейцы до последнего оберегали облик Вождя. Хотя может это и журналистские выдумки

Преступности в стране нет. Никто не ворует. Взяток не берут. Проституции нет. СПИДа нет. Нет голубых, лесбиянок и наркоманов.

Женятся обычно после 25 лет. Сексом можно заниматься только после свадьбы. Супружеских измен не бывает вообще. Нашей собеседнице был 21 год и она ни разу в жизни еще не целовалась! Более того, очень засмущалась, когда разговор зашел об этом: “Серёза, сто Вы такое говорите?”. На сколько я ее понял, корейцы очень стесняются разговоров о сексе и любви. Страсть можно испытывать только к своему Великому Руководителю или Великому Вождю. Разводов практически нет.

Деревенские жители не могут самостоятельно приехать в Пхеньян. Для этого нужен специальный пропуск, который получить очень непросто. Они могут это сделать только в составе коллективной делегации. Передвижение граждан по стране ограничено.

У городских 6-дневная рабочая неделя и выходной только в воскресенье. У селян – 10-дневная рабочая неделя и один день на отдых. Колхозники работают в 3 смены. От себя добавлю, что несколько раз мы видели автоматчиков, наблюдающих за работой “колхозников”, но спрашивать о них не решились.

В единственный выходной мужчины много пьют, мешая пиво с соджо (местная слабая водка).

Практически все мужчины курят, а женщинам курить запрещено. Курить можно везде, даже в ресторанах.

Трудящиеся не знают, где находится резиденция Ким Чен Ира. Не знают, где он работает. По крайней мере, дороги для него не перекрывают и по улицам он не ездит. Они ничего не знают о его семье. Не знают есть ли у него жена и дети.

Во всех домах и квартирах обязательно висят портреты КИС и КЧИ.

Городские девушки ходят с зонтиками от солнца, опасаясь загореть. У них в моде белая кожа, и они не хотят быть похожими на смуглых и обветренных селян. Отношение к селянам у городских очень пренебрежительное.

Музыка в Корее есть только своя – патриотическая. Она никогда не слышала о Битлз, Мадонне или Киркорове. Знают и часто поют русские песни прошлых лет, типа Катюши и Подмосковных Вечеров. Вообще, нация поющая. Часто поют в дороге с коллективом. Позже в машине я дал ей послушать свой iPod c Beatles, Smokie и Queen. Она послушала немного, а потом отдала на проверку товарищу Ёнг Сук. Та слушала дольше, но тоже в итоге отдала и сказала, что не нравится.

В свою очередь она мне задавала интересующие ее вопросы: “Сереза, Вы русских женщин любите? В России можно жениться на двух женщинах одновременно? Есть ли у Вас дача? Какая мода в России? Вы живете в центре? Сколько у Вас автомобилей? Какая средняя зарплата в вашей фирме?”.

У меня в ноутбуке есть очень много фотографий из моих путешествий. Так как меня все время подозревали в том, что я журналист, то я предложил им посмотреть фотки из других путешествий, чтобы они убедились, что они красивые и нет чернухи. Псоле этого они обе еще несколько раз просили меня показать фотографии из разных стран. Особенно их интересовал Нью Йорк и Сеул. Так же большой популярностью пользовались мои фотки болельщиц с Евро2008 – они видели на них живых людей в непринужденной обстановке. Я старался не комментировать фотографии.

Я не люблю долго сидеть на одном месте и постоянно прогуливался вдоль дороги. Она выразила свою обеспокоенность моим состоянием: “Серёза, моё сердце очень взволнованно за Вас”.

Под конец я спросил, любит ли она своего Великого Руководителя. Она стала очень серьезной, вся изменилась и очень торжественно сказала, что “конечно, да”. Чувствовалось, что она говорит очень искренне.

В это время наконец-то подкатил наш микроавтобус с товарищем Ёнг Сук и товарищем Паком за рулем. Рычаг заварили, и можно было ехать дальше. Наша вынужденная остановка продлилась 4 часа …

На обед мы приехали в 5 часов вечера в небольшую столовку:

При входе мы увидели трудящихся, которые что-то репетировали. Наш гид объяснила, что 20 лет назад, 2-го октября, здесь проезжал Великий Руководитель товарищ Ким Чен Ир и остановился в этой столовке. Теперь каждый год 2-го октября здесь праздник, и люди готовятся к конкурсу самодеятельности:

Внутри ее мы устроили пикник, так как еду нам выдали в гостинице в Пхеньяне, и здесь мы просто ее схомячили за столом в окружении мух:

В каждом населенном пункте, где есть больше 5 домов, установлена стела с надписью: “Великий Вождь Товарищ Ким Ир Сен вечно живет с нами”, для напоминания:

Так же во многих местах стоят “указания” Великого Вождя и Великого Руководителя. Это выгравированные в камне его речи, которые они произносили на данном месте:

Иногда добавляются указания жены Ким Ир Сена:

Кроме указаний и стелы очень часто встречается большой портрет улыбающегося Ким Ир Сена:

Когда мы отъезжали от столовки, солнце уже садилось за горы:

По плану нам предстояло сделать еще несколько остановок, но из-за поломки автомобиля мы успели заскочить только к водопаду Улим. Опять вспомнились Исландия и Норвегия:

В гостиницу уровня 3* “Тонмен” мы прибыли уже затемно. Это ее фотография, сделанная следующим утром:

В номере нас ждала грязная ванна и 2 “гигантских” полотенца:

Так как день был сложный, то мы решили выпить с гидами. Я спустился в магазин на первом этаже гостиницы. Среди местного алкоголя на витрине стояло 2 бутылки виски Балантайнз – полулитровая и литровая. Я спросил: “Сколько стоит маленькая?” – больше нам было не выпить.
20 Евро, – ответила продавщица.
Беру.
Продавщица дала мне литровую бутылку. Я запротестовал и сказал, что мне нужна поллитровка. Она удивилась: “Почему? Они ведь одинаково стоят”. Вот вам и преимущества социализма …

Перелет и первый ужин
День 1. Пхеньян. Часть 1
День 1. Пхеньян. Часть 2
День 2. Музей Подарков
День 3. Мавзолей, сломанная машина и разговоры за жизнь
День 4. Горы, Море, Колхоз, Ясли и Пионерлагерь
День 5. Граница с Южной Кореей
День 6. Пхеньян

Взято тут.

Поділитись:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Facebook
  • Twitter
  • Google Buzz
  • del.icio.us
  • email
  • PDF
  • Print

Читайте також:

Прокоментувати

You must be logged in to post a comment.