В узких улочках Риги… Часть 3

В узких улочках Риги… Часть 1
В узких улочках Риги… Часть 2

На следующий день нас разбудила Тина, очаровательнейшее создание – бассет. Она скребла под дверью и требовала облобызать тушку Алекса, в которого просто влюбилась. Из дома мы вышли поздновато и вприпрыжку понеслись до остановки, дабы не опоздать на встречу с Игорем, еще одним моим другом из ЖЖ. Таки опаздали, я извинялась и била челом. Была прощена :)

Мы купили билеты и загрузились в электричку. Вышли на станции, купили батон хлеба для чаек, и пошли в сторону моря. Вокруг шумели сосны, и так солено пахло морем, запахом моего детства. Стоило перевалить за пригорок и я, как и каждый раз, онемела от восторга, увидев это водяную синь.

По традиции у всех резко развилась та самая “свинячья” жажда и мы сели в кафе. Потом кормили говорливых чаек хлебом. Особенно это удавалось Игорю. От меня чайки не получили ни крошки, так я была занята охотой на них самих. В кадр попала и местная косолапая ворона.

Гуляли по Юрмале, наслаждаясь какой-то вековой неспешностью этого городка.

Поехали обратно в Ригу. И пошли гулять дальше по городу.

Фонтан. Феллини.

Кинотеатр, когда-то бывший очень известным и посещаемым.

Здание, на котором нарисованы все эмблемы городов Латвии.

Девочка со скрипкой, правда не в метро. Танько, когда я ее фотографировала, то вспоминала твое стихотворение.

Играет девочка в метро.
Стоит, глаза закрыв…
Плывет под сводом потолка
Изысканный мотив.

-Кому играешь ты, скажи?
Ведь ты – совсем одна…
Вокруг тебя нет ни души,
Ты так увлечена?

Спросить я так и не решусь,
Ведь далеко стою.
По волнам музыки качусь,
Я Моцарта люблю.

Играет девочка в метро,
Стоит, глаза закрыв,
Изящно отведя бедро,
Из арии мотив.

Этот замочек просто просился на съемки. Для Вас, чудесный художник и фотограф, cesenov. Я не оставляю надежды все-таки встретиться с Вами в Билефельде :)

В Риге есть два знаменитых мостика, куда влюбленные, поженившись вешают замочки, в знак вечной любви.

Власти города время от времени срезают замочки, когда их количество уже зашкаливает, а они (влюбленные то исть) все вешають и вешають :)

1211 год. На торжественную церемонию — освящение места для строительства новой церкви — собралось все высшее духовенство. В лучах солнца сверкают золотые узоры на ризе епископа, развеваются хоругви с изображением святой Марии. Ей епископ Альберт посвятил завоеванные им прибалтийские земли и город Ригу. В ее честь решил он назвать собор церковью святой Марии.

Место, избранное Альбертом для строительства, находилось за пределами епископского подворья — на территории бывшего рыбацкого поселка ливов. Поселок в то время уже не существовал; он сгорел годом раньше, во время набега куршей на поселение чужеземцев в Риге. Курши развели костры у стен города, чтобы выкурить оттуда пришельцев, однако это им не удалось.

Ветром лишь отнесло искры к домам поселка, крытым камышом; возник пожар, уничтоживший весь поселок. Теперь, строя здесь новую Домскую церковь, епископ решил прибрать к рукам и эту опустошенную огнем территорию.

Вскоре в сооружении собора участвовали чуть ли не все рижские мастеровые — каменщики, каменотесы и другие, знавшие толк в строительстве. Возводимое ими здание было во многих отношениях необычным для здешних мест. Своеобразен был, в частности, сам план строения, напоминавший по форме крест. Мощные стены достигали двухметровой толщины. Полукруглые своды церкви поддерживались высокими колоннами; арки оконных ниш также были полукруглыми.

Строительством руководили опытные голландские и немецкие мастера. Епископ Альберт денег не жалел; он мог не скупиться, так как выкачивал достаточно богатств из завоеванных им прибалтийских земель. Все же, несмотря на все старания, строительство затянулось до середины XIII столетия, и Альберт не дожил до его окончания. Его похоронили в недостроенной церкви, как говорится в летописи, “под третьим камнем, под светильником”. Прошли века, прежде чем Домский собор стал таким, каким мы его видим сегодня.

Постепенно интерьер церкви обогатился художественными ценностями. В конце 16 столетия в ней был установлен орган. Его создатель – органный мастер И. Рааб украсил его своеобразной резьбой по дереву в виде фантастических животных, ангелов, цветочных гирлянд. В верхней части органного проспекта нашлось даже место для скульптурных портретов “отцов города” – членов рижского магистрата. В 17 и 18 веках другие резчики по дереву дополнили художественное оформление органного проспекта довольно тяжеловесным орнаментом, по форме напоминающим вьющиеся диковинные растения. Все эти украшения сохранились и после того, как в 1883-1884 годах старый орган был заменен новым, обладавшим благодаря большому количеству труб, более мощным и богатым звучанием.

Высота органа – 25 метров, ширина – 11метров. 6718 труб, объединенных в 124 регистра. примерно половина труб изготовлена из дерева – сосны, клена, дуба, груши, яблони. Остальные из металла: сплавов олова и свинца. Трубы различаются по размеру – от 10 метров в длину до 1,3 сантиметра.

Орган способен передать звук любого инструмента, а также человеческого голоса, морской волны, ветра.

В 1641 году в церкви поставили новую кафедру в стиле барокко, работы скульптора-резчика Т. Гейнца.

Инфомация о Домском Соборе в Риге взята с сайта: http://pribalt.info/domskii_sobor.php

Люстра.

Из собора есть выход во внутренний садик, опоясанный арчатой галереей, где мы обнаружили бережно сохраненные обломки прошлого.

Козья морда…

Цветок.

Этот петух (с опаской, а то опять меня поправлять придется) служил верой и правдой многие столетия, увенчивая пик собора. Но поизносился изрядно, бедолага. Поэтому создали новый, совершенно идентичный, а предшественника отправили в музей куковать, т.к. кукарекать в таких условиях тяжеловато.

Колокола, выполненные немецкими мастерами.

Помните про “свинячью” жажду? Этому не досталось. Мало того, даже закурить не дали.

Кафе называется “13 стульев”. Раньше это была маленькая забегаловка у Домского собора, в которой действительно помещалось именно 13 стульев. Теперь тут можно сидеть и на улице, под приветливыми зонтиками, спасающими от жары. Сидя, заметила странную особенность: между ножками столов находилась какая-то плоскость, которую можно было качать ногой. Заглянула под стол и обалдела: предприимчивость не знает границ. Столешницы установлены на основаниях старых швейных машинок, в основном Зингеры.

Поділитись:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Facebook
  • Twitter
  • Google Buzz
  • del.icio.us
  • email
  • PDF
  • Print

Читайте також:

Прокоментувати

You must be logged in to post a comment.